Category: общество

Помощь в расторжении брака.

Когда подруга поняла, что она у мужа не единственная любовь, а их двухлетний сын, как оказалось, не первый и не последний ребенок ее мужа, у Лили случилась истерика.
Мы тоже поверить не могли. Все были в шоке. Идеальная семья, счастливая жена, веселый карапуз, похожий на отца, вызывали умиление. А тут, как гром среди ясного неба, новость о том, что у Мишки есть любовница, она же и первая любовь, она же сразу после школы ему сына родила, а он женился не на ней, а недавно, пару месяцев назад, родила и дочь. И он зарегистрировал детей на себя.



Collapse )

promo style_pro january 11, 2014 19:52 13
Buy for 20 tokens
С соседкой общаемся в коридоре и вдруг слышим, как ее трехлетняя внучка с кем-то разговаривает. Поворачиваемся к двери, не видно. Смотрим в зеркало, в отражении ребенок. Девочка сидит на диване. На подлокотник усадила игрушечного кота и рассказывает ему свою горькую долю. Повторяю, ребенку немногим…

Английский файф о клок.

Если подумать о Великобритании, то первые же несколько мыслей будут о Тауэре, Гарри Поттере и файв о клоке.
Про традиционное пятичасовое английское чаепитие, знают наверное на всей планете. Но не многие знают откуда оно взялось.
История происхождения "файф о клок".

23-11-2014_00·12·33

Есть два варианта появления этой хорошей и полезной английской традиции.
По первой, английская королева, обеспокоенная резким ростом алкоголизма в своей, до сих пор спокойной и благодатной Великобритании, издала новый строжайший указ.
По этому указу, практически всему населению Англии в возрасте от года и до пожилого возраста строжайше наказывалось каждый день ровно в пять часов устраивать 15 минутный перерыв, и выпивать по чашечке классического английского черного чая.
И если вначале, это чаепитие проводилось только потому, что так приказала монаршая особа, то в последствии, люди привыкли к данному ритуалу, и даже после отмены закона, продолжали каждый день ровно в пять часов устраивать своеобразную чайную церемонию.
Однако есть и вторая версия появления церемонии "пятичасового чая". Известная в своих кругах герцогиня Бердфордская, славилась тем, что очень много ела в течении всего дня. И вот, чтобы хоть как-то умерить свой аппетит она приказала служанкам каждый день в пять часов подавать на стол чай с легкой сдобой, чтобы не переедать. А чтобы чаепитие не было скучной процедурой, для своего увеселения, стала приглашать гостей и знакомых на эти традиционные церемонии.


Бульба в шоколаде
Блинный торт с отварной говядиной

Почему бор Пьяный?

Двигаясь по Шадринскому тракту, первую остановку мы сделали в Пьяном Бору. И задались, естественно, вопросом: почему бор «пьяный»? Одну из версий нам рассказали в Бобровке. Как-то раз возвращались с Ирбитской ярмарки московские купцы. И в Екатеринбурге местные мошенники-аферисты предложили им купить лес. Свозили на место, показали корабельную рощу. Сторговались. Все документы на куплю-продажу оформили. Даже четверть водки выпили, отмечая покупку. Но позже выяснилось: бор-то казенный, принадлежит государству.
15-12-2013_22·45·52
Другая версия бобровцев сводилась к тому, что здесь, «насередь пути», обычным делом были банальные попойки с последующими грабежами, убийствами и разбоями. Эту тему, кстати, развивал в своих очерках-письмах и Мамин-Сибиряк.
Collapse )

Маньчжурии (в Харбине) живёт немало потомков русских эмигрантов

Этот стереотип всё ещё распространён в российском обществе. Часто приходится слышать, что «в Харбине и/или в других районах Северо-Восточного Китая до сих пор проживают в большом количестве "потомки русских белоэмигрантов"».
05-09-2013_22·35·50
В действительности же потомков белоэмигрантов в Китае осталось очень мало, хотя в 1920-1940 гг. Харбин и был крупнейшим центром русской эмиграции в мире - в городе проживало около 200 тысяч эмигрантов из России. Большие русские общины существовали и в других районах Северо-Восточного Китая. Так, например, район Трёхречья в северо-западной части Маньчжурии (вдоль границы с Забайкальем) был в основном населён русскими старообрядцами, которых насчитывалось в те годы около 28 тысяч. Много русских эмигрантов жило в Пекине, в Тяньцзине, в Шанхае. Ещё одна крупная группа эмигрантов — белогвардейцы и старообрядцы - проживала в Китайском Туркестане (Синьцзяне). Интересно, что старообрядцы проникли в Синьцзян с Алтая ещё в первой половине XIX в.
В 1945-1948 гг. часть русского населения Маньчжурии вернулась в Советский Союз. После 1949 г. основная масса русского населения Китая предпочла эмигрировать в третьи страны - в США, Канаду, Австралию, Аргентину, а в конце 1950-х гг. Китай покинула и большая часть русских старообрядцев.
В настоящее время в Китае осталось всего около 10 тысяч русских, являющихся одним из «национальных меньшинств» страны. Большинство из них проживает в Синьцзяне, небольшая часть сохранилась в Трехречье в Маньчжурии (ныне район Трехречья входит в состав Автономного Района «Внутренняя Монголия»). Существует русский национальный уезд (центр - село Эньхэ, бывшая станица Караванная) в Трехречье, а в городе Лабдарине проживает русская община старообрядцев, которая в 2000 г. даже добилась строительства в городе православного храма. Русне отличаются высоким образовательным и культурным уровнем. В Харбине русских практически не осталось, а если такие и встречаются на улицах, то это «челноки» или заезжие туристы.

«Китайцы всегда ассимилировали другие народы».

Это верно лишь отчасти. Известно, что за свою многовековую историю Китай неоднократно подвергался вторжениям и завоеваниям со стороны других народов: хуннов, табгачей, киданей монголов, маньчжуров. При этом народы-завоеватели постепенно сами принимали китайскую культуру, обычаи, язык - и через два-три поколения растворялись в китайской среде. Однако при этом следует иметь в виду, что китайцам удавалось ассимилировать лишь те народы, которые целиком переселялись в Китай и культурное развитие которых значительно уступало уровню развития китайской культуры. В результате завоеватели оказывались в меньшинстве среди массы китайского населения и - как следствие - ассимилировались. Именно таким образом и «исчезли» почти все завоеватели-кочевники.
05-09-2013_19·35·00
Однако когда Китай столкнулся с народами, превосходившими его по уровню развития, то никакой ассимиляции не произошло. После поражений в Опиумных войнах середины XIX в. наибольшим шоком для китайцев было не то, что их страна потерпела поражение, а то, что европейцы не приняли ценностей китайской цивилизации и китайского образа жизни. Более того, приезжавшие в страну иностранцы предпочитали жить в отдельных кварталах, напоминавших им Европу или Америку, а отнюдь не Китай. Если бы те же англичане с восторгом восприняли китайскую цивилизацию и стали бы подражать ей (как это сделали в XVII в. маньчжуры), то китайцы не восприняли бы поражения в Опиумных войнах и унизительные неравноправные договоры так остро, как это произошло - ведь в результате этих неудач стереотип о «превосходстве китайской цивилизации над всеми остальными» в глазах самих китайцев серьезно пошатнулся. Так началась современная история Китая.

Дикая роза.

Андрса 35 лет, она мать троих детей, на левом плече у нее татуировка в виде розы и кинжала. Как утверждает Андреа, это был душевный порыв. Другими словами, она не изучала символику роз и кинжалов, эти важные символы, придя из культуры, отобразились внутри.
Дикие розы и меч (кинжал) — это я сама. Впервые я нанесла тэту в виде розы и кинжала в 19 лет, в Техасе (когда служила в армии), это был душевный порыв. После завершения нанесения тэту я почувствовала прилив сил.
15-08-2013_11·04·32
Дикие розы — мои любимые цветы, потому что они самые красивые, сильные (шипы), неприрученные, и не важно, сколько раз вы их срезаете, они все равно вырастают, как я. Вам надо быть осторожным, когда вы держите их, иначе можно уколоться. К сожалению, шипы отвалились от моих роз (как птицв подрезают крылья). Я чувствовала, что меня лишили шипов в раннем возрасте, когда я находилась в уязвимом состоянии. Я нуждалась в опоре и хотела стать сильной, как меч. Розы обвивают меч. Теперь вам снова надо осторожнее обращаться с розами, потому что, если что-то будет не так, вы порежетесь.
Collapse )

Символика и тату.

В данной работе я упомянул общие символические ценности, связанные с модификацией тела, например, обряд посвящения. Изменение тела всегда символично. Иначе говоря, оно замещает нечто, стоящее за ним. В рекламе новою автомобиля но телевизору демонстрируется не автомобиль. Рекламой является набор идей о движении с места на место, о семье, статусе, сексе. Строго говоря, тату - это не просто чернила под кожей. Тату (пирсинг, шрам, имплантат) - это дверь, открывающаяся в чудесную страну идей и воспоминаний, сожалений и успехов, и все: страх, ненависть, вина, грех, любовь, чувственность — содержится внутри. Тату — это вы сами, и, возможно, больше, чем что-то еще. Почему? Потому что вы сами наносите ее на тело. Ее там не было раньше, тату — ваше выражение себя. Татуировка — это утверждение личности человека, а не единичный символ с узким значением. Например, но словам Кирлот нож — это...
15-08-2013_11·01·41
...символ, обратный символу меча. Он связан с местью и смертью, а также с жертвой. Короткое лезвие ножа представляет, по аналогии, примитивные инстинкты человека, держащего его, в то время как длинное лезвие меча иллюстрирует духовный рост человека.
Collapse )

Ассоциативная теория развития

Первая научная теория, в которой достаточно подробно рассматривались вопросы развития психики ребенка, была представлена работами различных авторов, которых можно отнести к группе ассоциативных психологов. Несмотря на имевшиеся различия в понимании психических явлений, в работах исследователей было много общего.
Характерная черта ассоциативной психологической концепции — взгляд на психику человека как на дискретное образование. Такой подход позволяет рассматривать ассоциативную психологию как классическую модель. В ней можно проследить влияние идей античных авторов и мыслителей последующих времен.
Как известно, еще Демокрит рассматривал душу человека как дискретное образование, состоящие из отдельных элементов — атомов. Ряд положений ассоциативной точки зрения на природу человека, например о том, что душа новорожденного — чистая доска, можно найти в Никомаховой этике Аристотеля. В Новое время Р.Декарт (1596—1650) обосновал наличие сознания человека; с его точки зрения, она состоит из отдельных элементов (идей), которые можно упорядочить от простых к более сложным.
Существенным моментом ассоциативного взгляда на психику человека являлось утверждение о соответствии между свойствами объектов, находящихся вне человека и отражаемых в его сознании качеств вещей. Тем самым, с одной стороны, закладывалось понимание реактивности психики, а с другой — зарождалась мысль о возможности перехода внешних воздействий во внутренние психические свойства.
02-06-2013_00·35·31
Главные методологические положения ассоциативной психологии, заключавшиеся в том, что психика тождественна сознанию человека, состоит из отдельных элементов и является его внутренним достоянием, организованным по законам ассоциаций, приводили к идее качественной однородности разнообразных психических явлений и процессов. По мнению ассоциативных психологов, ассоциировались не только ошушсния, как простейшие элементы, но и все другие психические образования (такие, как комплексы элементов, цепи комплексов). Данный взгляд на психику позволял рассматривать сознание в качестве механизма, построенного наподобие автомата, пассивно подчиняющегося установленным законам.
Согласно взглядам ассоциативных психологов, обязательным условием наличия психического процесса выступало чувственное основание, генетически возникавшее благодаря воздействию раздражителей на человека. Таким образом, любой психический процесс предполагал наличие чувственного опыта. Как следствие из этого вытекала и проблема вторичности сознания по сравнению с первичностью материального воздействия. Принципиальным также являлось допущение возможности перехода внешних* воздействий во внутренние переживания, что в целом указывало на репродуктивный характер всех психических процессов.
Все эти позиции особым образом раскрывались, когда дело касалось объяснения развития психики ребенка.
Согласно ассоциативной точке зрения психика человека исчерпывается его сознанием. Как отмечалось, традиция рассматривать человека как существо разумное, сознательное была заложена Р.Декартом. Высшей формой проявления сознания полагалась способность к рассуждению. Поэтому ассоциативные психологи ставили перед собой задачу — объяснить, как возникает эта способность в ходе детского развития. С точки зрения представителей ассоциативной психологии, когда ребенок рождается, он не может высказывать никаких суждений и, более того, он ничего не знает о мире. У новорожденного имеются только органы чувств, которые поставляют ему различные ощущения. Поскольку ребенок ничего не знает, он не знает и самих этих ощущений. Внутренняя картина жизни ребенка представляет собой набор, а точнее, хаос обрушивающихся на нею ощущений, которые ничего не говорят самому ребенку. Ощущения могут быть разного качества: осязательные, обонятельные, слуховые, вкусовые, зрительные. Перед психологами стояла задача понять, как из хаоса всевозможных ощущений рождается способность к рассуждению.
Объяснения предлагались следующие. Ассоциативные психологи ввели главный объяснительный принцип, который они назвали «законом ассоциации» (откуда и пошло название этой теории). Они говорили, что любые впечатления обладают свойством соединяться друг с другом. Впечатления соединяются вместе, если они одновременно воздействуют на ребенка. Например, если ребенок получает зрительное впечатление и в это же время он получает обонятельное впечатление, то такие впечатления соединяются, и между ними возникает связь или ассоциация.

Японские «новые религии»

По большинству признаков японские «новые религии», как правило, ближе к деноминациям, чем к собственно религиям. Они начали появляться в начале XIX в. (Нёрайкё, Куродзумикё, Тэнрикё), число их резко увеличилось в 1920-е гг., и наибольшего влияния они достигли после Второй мировой войны. В эту пору их общее число превысило 700. Отличительная черта «новых религий» — использование разноплановых идейных принципов, включая нерелигиозные, заимствование многих культов и обрядов из разных источников (храмового синто, шаманизма, буддизма, христианства), организационная пестрота. Во многих религиях действует тщательно разработанная иерархия служителей и адептов.
По происхождению или преобладанию признаков японские «новые религии» делят на буддийские, синтоистские и христианские. Выделяют также отдельную «смешанную» группу.
Для общего представления о характере деятельности «новых религий» рассмотрим организационную структуру Сока гаккай и Тэнрикё как религий наиболее влиятельных и активных в настоящее время (первая — буддийской, вторая — синтоистской ориентации).
23-03-2013_19·14·50
Сока гаккай («Общество создания ценностей», около 10 млн. адептов) возникло в 1930 г. на базе учения буддийского проповедника Нитирэна с использованием некоторых идей и фразеологии модных философских и социологических концепций Запада. Его послевоенное возрождение началось во второй половине 50-х гг., а начало современной политической активности следует отнести к середине 60-х гг. С увеличением размаха и появлением новых направлений в деятельности Общества в нем возникают новые отделы и звенья, меняются цепочки соподчинения, но общая структура выдерживается без изменений.
Во главе Сока гаккай стоит почетный президент (Икэда Дайсаку, пост учрежден в апреле 1979 г.), президент (Ходзё Хироси) и генеральный директор (Морита Кадзуя). Первый из них, помимо выполнения репрезентативных функций, осуществляет общее руководство зарубежными организациями Общества— Нитирэн сёсю (около 430 тыс. членов) и имеет неограниченные сроки полномочий, остальные руководят аппаратом и подразделениями Сока гаккай внутри страны и избираются сроком на 5 лет Советом исполнительных директоров (председатель — Идзуми Сатору).
Вне структуры Общества стоят культурные и общественные формирования, деятельность которых согласуется в централизованном порядке: крупнейшая в Японии музыкальная ассоциация Миньон (2 млн.
членов), симфонический оркестр Фудзи, НИИ Азиатской культуры. Формально самостоятельный статус имеет созданная в 1964 г. на базе «Общества справедливости» Сока гаккай политическая партия Комэйто.
В непосредственном ведении президента Общества состоят издательские центры, выпускающее разного рода учебники, пропагандистские памфлеты, буддологические трактаты, статистические материалы на разных языках, включая ежемесячные «культурные газеты» отдельно для детей младшего, среднего и старшего школьного возраста.
Директорам (генеральному и Совету исполнительных) подчинены Отдел международных связей с его региональными группами (по изучению Америки, Африки), Отдел связи, Отдел гласности и несколько комитетов — Кадров, Поощрений и взысканий, Контроля над бюджетом, комитеты По делам строительства, По проверке сообщений прессы, Дарения книг. К директорам и вице-президентам Общества сходятся нити контроля за вертикальной структурой Сока гаккай.
Административные управления, осуществляющие руководство деятельностью Общества, образуют как замкнутые формирования (Отдел инспекции, Финансовый отдел, Генеральный секретариат, Управление по редактированию), так и разветвленные системы со множеством соподчиненных отделов. Наибольший вес среди таких отделов имеют Заморское управление, Управление культуры, Молодежный отдел, Главное управление территориальных организаций, Женский отдел.
Заморское управление координирует и направляет работу религиозных, культурных и учебных центров Нитирэн сёсю в Северной и Южной Америке, Африке, Австралии, Индии, Юго-Восточной Азии, на Ближнем и Среднем Востоке и в 13 европейских странах, включая миссионерские опорные пункты и буддологические центры, такие как Европейский институт Нитирэн сёсю во Франции и Академия Нитирэн сёсю в США.

Концепция трех основных регистров психики

Наиболее полно и последовательно положение реализовано в структурно-аналитической теории Ж. Лакана. Его концепция трех основных регистров психики — Реального, Воображаемого и Символического — исходит из представления о том, что развитие человеческих (сознательных) форм отражения действительности целиком определяется сферой общества и культуры. Первоначально психика (Реальное) - это недоступный именованию хаос впечатлений, ощущений, состояний, влечений и чувств, в котором живет новорожденный младенец до того времени, когда под контролем взрослых, при посредстве влияний культуры и участии языка он научается, наконец, выражать свои ощущения с помощью специально усвоенных семиотических (знаковых) средств — жестов, осмысленных слогов, слов-наименований, слов-понятий и культурных паттернов поведения.
В возрасте полутора лет (стадия зеркала) происходит установление связей между организмом и его реальностью и формируется регистр Воображаемого, Я, как инстанции, в которой субъект себя отчуждает. Это изначальное отчуждение составляет, по Лакану, первичный опыт, лежащий в основе воображаемого нарциссического отношения субъекта к собственному Я. Преставления о Воображаемом и Реальном у Лакана соответствуют отчетливо неклассической концепции субъекта. Вместо декартовского принципа когито, постулирующего тождество и полное совпадение субъекта мышления и субъекта существования, он вводит другую формулу "Я мыслю там, где я не есть, и я есть там, где я не мыслю". Следующая задача развития состоит в объединении плоскостей мышления и существования, разрешение ее возможно лишь "в поле речи и языка". Это последнее представлено третьей подсистемой психики, регистром Символического.
Символическое формируется на эдиповой стадии развития. Определяющий момент - это семейная ситуация, структурирующая первые формы социальных взаимодействий ребенка. Сама природа символического состоит в том, что оно суть структурирующее начало, некий порядок, место культуры, где осознаются и распутываются судьбы индивидуальных желаний. Структурированное, упорядоченное бессознательное (желания Реального) обретает символические формы своего выражения, или, в терминологии Лакана, невыразимая реальность бессознательного, означаемое, находит для себя означающее. Символический порядок, по Лакану, есть условие существования субъекта.
18-03-2013_20·12·10
Субъект у Лакана — это человек, субъект психики и одновременно индивидуальная личность, субъект деятельности, восприятия и концептуализации действительности. Субъект есть некая сфера, из каждой точки которой, равно удаленной от бессознательного (Реального) центра, исходят линии, образованные пересечением плоскости Воображаемого и Символического. Противостоящее ему понятие — не объект, а Другой - это иной, инако- мыслящий, видящий, чувствующий. Эта категория повсеместно используется в европейской философии второй половины XX века, понятие Другого равно свойственно феноменологии, экзистенциализму, персонализму — практически всем современным школам человекознания. У Лакана Другой определяется строго психоаналитически, как источник (и одновременно результат) процессов вытеснения и сопротивления. Я и Другой диалектически связаны между собой, а истоки этой связи - в невозможности субъекта преуспеть в области реализации своей истины. Лакан пишет: "Референтом собственного Я является Другой. Собственное Я устанавливается в отнесенности к Другому. Оно является его коррелятом. Уровень, на котором происходит переживание Другого, в точности определяет уровень, на котором, буквально, для субъекта существует собственное Я".
Еще одним важнейшим дополнением, конкретизирующим сущность человека, явилось понятие предметно-практической деятельности, человеческой практики, в ходе которой осуществляется преобразование человеком как окружающей его действительности, так и самого себя. Создавая условия своего бытия, человек утверждает одновременно и свою родовую сущность.
Процесс этого утверждения и есть его самоутверждение, самосозидание. Безусловно, оба эти понятия, полагаемые как сущностные характеристики человека, не исчерпывают всего многообразия его субстанциональных свойств и признаков. Вместе с тем указанные понятия выводят человека из онтологических рамок и в силу этого превращают понятие о человеке в ядро любой философской антропологии.
Поскольку понятие о человеке выступает ключевым, исходно задающим направление антропологического мышления, а вместе с ним и стратегию познавательной деятельности субъекта, то оно должно быть положено в качестве отправного понятия, мировоззренческой установки, определяющей характер и способ выделения как предмета познания, так и способа его раскрытия.
Однако практические связи, скажем, в психологической науке, между ее объектом и предметом реализуются на уровне подчиняемых указанному выше представлению об объекте как гносеологическом отношении между реальным и идеальным объектами психологии.
Триединство объекта психологии, как свидетельствует вся ее история, всегда имело и имеет место в любом познавательном акте исследователя, даже если оно не всегда или вовсе не осознавалось им.
Наиболее полно и последовательно это положение реализовано в структурно-аналитической теории Ж. Лакана. Его концепция трех основных регистров психики — Реального, Воображаемого и Символического — исходит из представления о том, что развитие человеческих (сознательных) форм отражения действительности целиком определяется сферой общества и культуры.
Еще одним важнейшим дополнением, конкретизирующим сущность человека, явилось понятие предметно-практической деятельности, человеческой практики, в ходе которой осуществляется преобразование человеком как окружающей его действительности, так и самого себя. Создавая условия своего бытия, человек утверждает одновременно и свою родовую сущность.
Процесс этого утверждения и есть его самоутверждение, самосозидание. Безусловно, оба эти понятия, полагаемые как сущностные характеристики человека, не исчерпывают всего многообразия его субстанциональных свойств и признаков. Вместе с тем указанные понятия выводят человека из онтологических рамок и в силу этого превращают понятие о человеке в ядро любой философской антропологии.
Однако практические связи, скажем, в психологической науке, между ее объектом и предметом реализуются на уровне подчиняемых указанному выше представлению об объекте как гносеологическом отношении между реальным и идеальным объектами психологии.
Триединство объекта психологии, как свидетельствует вся ее история, всегда имело и имеет место в любом познавательном акте исследователя, даже если оно не всегда или вовсе не осознавалось им.
В качестве объекта-образа выступает в нашем случае человек как совокупность всех общественных отношений. Будучи его сушностной характеристикой, объект-образ полагается всеми науками человека, следовательно, он есть всеобщий (гносеологический) объект. Он выполняет мировоззренческую функцию для выделения специфического для науки объекта ее познания.
Реальным же объектом психологии является человек. Человек как наличная, духовно-телесная реальность, порожденная предметно-практической деятельностью в конкретно-исторических условиях ее существования.
Этот объект и выступает перед исследователем как обьект-данное.
Идеальный объект - "должный" человек как универсальное, целостное существо, создаваемое (формируемое) программой отдельных целей. Этот объект может быть обозначен как объект-конструктор.
Представление исследователя в форме его видения данной эмпирической вещественной картины человека и выступает методологической установкой, определяющей логику выделения предмета,науки.
Теоретическая проекция тех или иных свойств реального объекта, обусловливаемая познавательными возможностями субъекта и запросами общественной практики, процесс презентации предмета в форме теоретических понятий есть в то же время и всеобщий способ его познания. Отсюда: всякое изменение предмета влечет за собой и изменение способа, и, наоборот, модификация способа познания смещает исходные абстракции.
Способ есть правило мышления, опирающееся на теоретические или эмпирические методы познания. В свою очередь, раскрытие предмета производится путем выделения составляющих его общих признаков на основании конкретных задач исследования, реализуемых при помощи адекватного им методического инструментария. Выбор же частных исследовательских процедур задается способом познания данной предметной области.
Зафиксированные в результате чувственной деятельности субъекта представления об объекте оформляются в понятия.
Итогом конкретного исследования выступает факт, результат интерпретации определенной совокупности эмпирических данных (материала). Возвратное движение факта-материала к факту исходной объект-данности завершается его переосмыслением, и в зависимости от объема содержания соответствующей реалии этого движения происходит и собственно заполнение известной части объект-конструкта, который тем самым превращается в объект-данное, но уже для последующего этапа исследования.
Точкой отсчета и приложения в данной логике бесконечного процесса познания объекта всегда является, как это следует из представленной выше схемы, человек в его конкретно-исторических условиях бытия.
Обращаясь к историческому комплексу социальных условий индивидуального бытия, в ходе которого происходит изменение человека, мы каждый раз имеем перед собой нового человека с новым его мировоззрением, по-иному мыслящего и чувствующего.
Известный отрыв содержания психологических исследований от качественно иного своеобразия объекта психологии, сложившийся в результате недоучета в практике исследования особенностей изменения социальных отношений, перестраивающих при их коренном изменении как отдельные психологические процессы, так и особенности психики человека в целом, и привел к настоящему времени к совершенно справедливым замечаниям философов об отсутствии действительного продвижения познания человека, так и к требованиям психологов к переориентации исследований на анализ внутреннего мира нашего современника.
А для этого надо прекратить игру словами "человек", "человеческий род" и перейти к предметному научному исследованию конкретных исторических форм человеческой деятельности, принятых в той или иной общественной формации и отвечающих этой формации форм самосознания человека.
То, что сейчас воспринимается как само собой разумеющееся, до возникновения теории человека являло собой камень преткновения для всех без исключения антропологических концепций, а, следовательно, и для построения собственно научной основы познания, включая и соответствующие методы, в первую очередь, эмпирические.
И тем не менее, как бы различно ни трактовался человек (неизменно включаемый в предмет психологии) в психологии, анализ логики построения и содержания ее предмета и метода представляется весьма актуальным и для наших дней.