Category: история

Ярославово дворище

Церковь святой Параскевы Пятницы


Чем больше свыкаешься с новгородскими церквями, отбрасывая трафареты архитектурных понятий, — признавался автор путеводителя по Новгороду, изданного в 1914 году, — чем непосредственнее отдаешься впечатлениям, тем сильнее пленяет эта живая неправильность линий и форм. Она нравится не только своею живописностью, в ней есть и особое, вполне архитектурное очарование: в ней открывается прекрасный ритм масс, такой степенный и свободный, как стихи былины, как мелодия старой народной песни...»
Желающему лучше расслышать эту мелодию, нужно идти на Торговую сторону, на Ярославово дворище, где, как издавна говорили в Новгороде, «церкви кустом стоят». Если детинец с Софийским собором всегда считался официальным, в некотором смысле сакральным центром города, то центром экономической и общественной жизни было именно Ярославово дворище с Торгом. Особенно — в пору Новгородской республики. Здесь купцы вершили свои торговые дела, здесь останавливались заморские гости, здесь шумело новгородское вече. «Слышав же народ, яко изиман бысть Степанко, начаша звонити на Ярославли дворе вече, и сбирахуся людии множество, кричаху, вопиюще по многы дни...» — сообщает летописец под 1418 годом, и подобными фактами буквально пестрит Новгородская летопись во всех ее изводах.
Разумеется, такое название появилось неспроста — еще в начале XI столетия бывший тогда новгородским князем Ярослав Мудрый построил здесь дворец, следы которого, правда, археологи обнаружить не могут — иногда высказывается предположение, что фундамент дворца скрыт как раз под Николо-Дворищенским собором. Князья и начали строить на Ярославовом дворище храмы (первым стал Никольский храм) — позже, в республиканскую пору, их дело продолжили купцы, а потом — и «гости московские».

Церковь святого Прокопия
Церковь Жен-Мироносиц
Церковь Жен-Мироносиц — одна из самых «молодых» в архитектурном ансамбле Ярославова дворища и немногих, условно говоря, «чужеземных». Дело в том, что строил ее купец Иван Сырков, переселившийся в Новгород из Москвы, — великий князь Московский Иван III, покончивший с новгородской вольницей и присоединивший город к своему государству, вел активную политику по вытеснению местных купцов и бояр и замене их москвичами: первых под разными предлогами выселяли из Новгорода, а их владения передавали «варягам» из Москвы. Одним из таких «варягов» и стал Иван Сырков. Впрочем, возведенная им в 1510 году к юго-западу от Николо-Дворищенского собора церковь Жен-Мироносиц смотрится вполне «новгородскою»: это четырехстолпный одноглавый храм с двухпролетной звонницей на западной стене. Правда, возвращение к трехапсидному устройству восточной стены говорит о начинающемся влиянии московской архитектуры. Необычно в храме то, что, несмотря на свою миниатюрность, он имеет три этажа, причем первый находится под землей. Первые два этажа служили складами. Изначально храм был снабжен деревянными крыльцами, позднее с севера и запада появились пристройки. В 1536 и 1539 годах в церкви состоялось освящение двух приделов: во имя евангелиста Матфея и в честь Сретения Господня. В XVIII—XIX веках она приписывалась к разным монастырям.

Церковь святого Прокопия
Рядом с церковью Жен-Мироносиц, южнее Николо-Дворищенского собора, стоит церковь св. Прокопия, выстроенная в 1529 году «гостем московским» Дмитрием Сырковым, сыном заказчика храма Жен-Мироносиц. Дмитрий Иванович Сырков известен как строитель многих церквей в Новгороде и Тихвине; похоже, он был набожным и очень состоятельным человеком. Исполнял он также общественные и дипломатические поручения: так, в 1531 году, в качестве уличного старосты, Сырков заключал трактат о перемирии с магистром
Ливонского ордена.

Церковь Жен-Мироносиц
Церковь св. Прокопия, тоже, как и церковь Жен-Мироносиц, трехэтажная, прекрасно иллюстрирует
взаимодействие новгородских и московских традиций в новгородском церковном зодчестве первой половины XVI столетия. «Новгородские» приметы в ней — общая композиция со «сплошными» фасадами, не отражающими этажности здания, одной главой и пощипцовым вось-мискатным покрытием; «московские» — трехапсидность (при этом апсиды «по-новгородски» опущены относительно общей высоты храма), килевые завершения средних членений фасадов и килевидные арочки на северном и южном фасадах пристроенной с запада паперти.
promo style_pro january 11, 2014 19:52 13
Buy for 20 tokens
С соседкой общаемся в коридоре и вдруг слышим, как ее трехлетняя внучка с кем-то разговаривает. Поворачиваемся к двери, не видно. Смотрим в зеркало, в отражении ребенок. Девочка сидит на диване. На подлокотник усадила игрушечного кота и рассказывает ему свою горькую долю. Повторяю, ребенку немногим…

Почему бор Пьяный?

Двигаясь по Шадринскому тракту, первую остановку мы сделали в Пьяном Бору. И задались, естественно, вопросом: почему бор «пьяный»? Одну из версий нам рассказали в Бобровке. Как-то раз возвращались с Ирбитской ярмарки московские купцы. И в Екатеринбурге местные мошенники-аферисты предложили им купить лес. Свозили на место, показали корабельную рощу. Сторговались. Все документы на куплю-продажу оформили. Даже четверть водки выпили, отмечая покупку. Но позже выяснилось: бор-то казенный, принадлежит государству.
15-12-2013_22·45·52
Другая версия бобровцев сводилась к тому, что здесь, «насередь пути», обычным делом были банальные попойки с последующими грабежами, убийствами и разбоями. Эту тему, кстати, развивал в своих очерках-письмах и Мамин-Сибиряк.
Collapse )

Пунктир маршрута

Автомобильная экскурсия к Каменску-Уральскому, третьему по величине городу Свердловской области, — одна из самых востребованных у любителей путешествий по родному краю. Участвуют в ней и взрослые, и дети. Увлекательная поездка знакомит экскурсантов сначала с селениями вдоль старого Шадринского тракта, а потом с историей Каменского завода, первенца уральской металлургии, и обликом современного города. Шадринский тракт — такое название закрепилось за дорогой, уходящей из Екатеринбурга в зауральские города Курганской области. Именно по этой дороге двигались герои замечательного рассказа Д.Н. Мамина-Сибиряка «Неудача», который вы сейчас прочитаете. Исследователям маминского творчества не удалось выяснить, в каком году предпринял эту поездку сам автор, но вероятно, это произошло вскоре после переезда его в 1878 году в Екатеринбург. Проследим путь начинающего писателя и мы с экскурсоводом.
15-12-2013_22·23·00
Collapse )

Ремесло и художество

Обратимся к наиболее распространенным видам ремесленничества, тесно связанным с народным искусством. Наиболее известные гончарные производства размещались в Дубровно, Городке, Копыси (Оршанский район), Рыдомле (Толочинский район), Лядах (Дубровенский район), Бабиновичах (Лиозненский район), Лядвиничах и Лисичино (Сенненский район). В этих центрах параллельно существовали все виды утилитарно-художественной обработки керамики: глазурирование, дымление, закаливание, а само гончарно-керамическое ремесло объединялось в несколько групп: изделия хозяйственного назначения, утилитарно-декоративная керамика, мелкая пластика.
25-11-2013_23·53·55
Ассортимент изготавливаемых гончарных изделий определялся хозяйственными нуждами. Как правило, это были предметы для домашнего потребления: посуда для приготовления пищи — горшки, макотерки (макотры), латушки; формы для сохранения и транспортировки продуктов — коргачи, горлачи, спарыши; столовая посуда — жбаны, кружки, миски, тарелки, хлебницы, сальницы, масленки, имбрички; предметы повседневного потребления — рукомойники, банки, поилки; утили-тарно-декоративная посуда — вазы, букетницы; фигурная посуда; цветочные горшки. Большим спросом пользовались детские игрушки и мелкая пластика (отдельные изделия - фигурка в движении, в национальной одежде — своеобразное соединение собственно игрушки глиняной и мелкой пластики). Заметим, что детские игрушки чаще всего делались в виде свистулек*, домашних животных и птиц. Петушки, куры, уточки, гусыни олицетворяли весну, напоминали о воскресении природы, о пробуждении земли, служили предвестниками будущего урожая. В старину на Поозерье часто говорили: «Где утка шла, там рожь густа». Птица с человечьим лицом — птица-русалка - считалась духом растительности. Очень часто лепили фигурки женщины — хранительницы очага. Фигурка глиняного барана олицетворяла счастье; подаренный на свадьбу, он становился символом удачного брака. Да и фигурки всех домашних животных предвещали богатство хозяину, а земле плодородие. Детские свистульки (свистели) с заливистым свистом могли вызвать ветер, а вместе с ними и дождь, изгнать из домов мрачные мысли и воспоминания, накопившиеся за зиму.

Особо почитаемыми были крашеные яйца, которые не просто красились и натирались до блеска, но и могли иметь на себе различные солярные и символические знаки. Освященным яйцом в некоторых местах гладили живность, чтобы шерсть была ровная и лоснилась, а дорога к дому была гладкой.
Collapse )

Деревянных и каменных дел мастерство

Стремительное развитие городов, военные междуусобицы, часто приводящие к их уничтожению, с необходимостью востребовали людей, готовых воссоздать жилой дом, постройку, улицу, город. И здесь незаменимыми мастерами выступали (чаще всего) самоучки-лдреводелы», а рядом с ними и другие мастера - точильщики, шлифовщики, мостники, рея чики, лодочники. На этих людей возлагалась особая ответственность - они должны были найти лес, вырубить и сплавить его, а в летнее время строить задуманное.
Систематизация накопленных знаний позволяет судить о том, что уже к началу XI в. в местах наиболее плотного заселения (Витебск, Полоцк, Друцк, Лукомль) были востребованы, в первую очередь, (назовем их современной терминологией) плотники-профессионалы. Выделяем их потому, что именно эта категория ремесленных людей создавала историю национального зодчества, именно они были на перекрестке скрещивания традиций (от византийских до проникающих к XIV в. западно-европейских (в архитектуре диктуемых католическими орденами). Вспомним, к примеру, пусть и небольшую миграцию скандинавского этноса в Браславское Поозерье (Масковичи, Ратюнки). Вещи скандинавского происхождения находились белорусскими археологами в Полоцке, Лукомле и других регионах Белоруссии (например, на Гродненщине).
25-11-2013_20·55·13
В плотницкой среде не существовало деления на узкие профильные группы («столешник», «каретник»), все они имели определение «древодела». Имеющиеся сведения об особенностях развития деревянно-ремесленного производства сегодня позволяют говорить о его развитости, безо всяких догадок и предположений. В качестве определяющих инструментов древоделов Полоцка, Лукомля, Витебска были топоры, долота, скобели, а при изготовлении мелких изделий (как, правило, на заказ) широко использовались сверла, тесла, ножи с изогнутой спинкой, резцы крючковидной формы. В древних письменных источниках в отношении деревянных построек чаще встречаются глаголы «рубить» и «срубить», чем «строить», что показывает значение топора как основного плотницкого инструмента. Им рубили лес, заготавливая бревна; им, при помощи клиньев, раскалывали бревна на доски, носящие характерное название «теса» (от тески топором и теслом). Остальной инструмент долгое время выполнял вспомогательную роль.
Collapse )

Побережьем Синда

В VIII веке эта мысль была очевидна, хотя в VII столетии для арабских набегов более предпочтительной оказалась уже знакомая дорога через Кабул и Хайберский перевал. С другой стороны, Синд как морская гавань терял свою перспективность, потому что продвижение на восток вскоре уперлось бы в Тар (Великую Индийскую пустыню), где сейчас проходит индо-пакистанская граница. Даже история за тысячу лет накопила очень мало сведений об этих местах с тех пор, как Александр Македонский прошел мимо на кораблях, возвращаясь домой. Понятно, что к тому времени она была арианизирована, поскольку Александру оказывали сопротивление и на его пути встречались поселения брахманов.
26-07-2013_23·18·15
Впоследствии в Синде распространился и, кажется, вышел даже на лидирующие позиции буддизм. Сюаньцзан, который путешествовал в этих краях всего за 20 лет до вторжения арабов, нашел бесчисленные ступы, среди них, возможно, и Мохенджо-Даро, который спустя 13 веков впервые пробудил у археологов интерес к хараппской цивилизации. Китайский паломник обнаружил также несколько сотен сангх, в которых обитали около 10000 монахов. Интересно, что буддисты хинаяны, которых китайский махаянист всем сердцем отвергал, представлялись ему изнеженными, капризными и скандальными. Но народ в целом он описал как закаленный и порывистый, а их царство — одно из государств конфедерации Харша — как известное своими урожаями зерновых, скотоводством и экспортом соли.
Collapse )

Дравидский стиль

Два из этих храмов, стоящие бок о бок, словно инопланетные машины, были построены двумя сестрами, которые по очереди становились женами Викрамадитьи II, того самого, что оставил свой знак на храме Кайласанатха в Канчи. Храмы-близнецы сестер, построенные в честь его победы, напоминают Кайласанатху и поэтому бесспорно принадлежат к так называемому дравидскому стилю (расцвет которого являет великий храм Чола в Тангоре, XI век). Другие, однако, и здесь, и в Айхоле демонстрируют черты криволинейных башен (сикхар), отличающихся от того, что мы привыкли называть Нагара, или северным стилем храмовой архитектуры (знаменитые примеры этого стиля — храмы Кхаджурахо). Есть также прямосторонние пирамиды, которые позже стали ассоциировать с храмами Ориссы, особенно Бхуванешвара.
26-07-2013_23·08·40
Кажется невероятным, если задуматься, что все эти вариации были разработаны архитекторами Чалукьев. Скульптура и иконография отражают влияние династии Гуптов и подразумевают, что завоевавшие большую территорию Чалукьи послужили «мостом» между севером и югом.
Их паллавские соперники рассчитывали на ту же связующую роль между культурами Индийского субконтинента и индийскими царствами на юго-востоке Азии. Ни у одного региона или династии Индии не было монополии на контакты с Юго-Восточной Азией. Мы знаем, что Бенгалия поддерживала регулярные контакты как с континентальной Юго-Восточной Азией, так и с архипелагами; Фа Сянь проплыл в Индонезию или Малайзию из бенгальского порта Тамралипти, а многие буддисты из Китая и Юго-Восточной Азии добирались до великого университета Наланды в Бихаре через тот же порт. Влияние Ориссы можно проследить в Бирме и Ост-Индии. Поскольку лучшего объяснения нет, вполне возможно, что имя «клинг», под которым индусы все еще известны на Суматре и в Малайзии, происходит от «Калинга», древнего Орисского царства. Похожим образом Карела и Гуджарат имели, по-видимому, регулярные контакты с Юго-Восточной Азией, которые существенно возросли после того, как арабы начали торговлю через Индийский океан.
Collapse )

Раджа-мандала

Раджа-мандала, в которой махараджадхираджа занял место горы Меру в центре или на оси, демонстрирует основной принцип такой замены. Непосредственные соседи центрального «царя царей», стоящего в первом круге, считаются его естественными врагами. В третьем круге есть потенциальные враги, в четвертом — естественные враги потенциальных врагов и так далее. По Каутилье, в этом основа всех внешних отношений и любого мирового порядка.
26-07-2013_22·58·08
Дополнительно раджа-мандала, представленная в виде диаграммы, разделена вертикально и горизонтально на четыре квадранта, или четверти. Они соответствуют четырем двипам, землям мандалы. Дигвиджайя Харши, или «завоевание четырех четвертей», была притязанием на вселенское господство. Таким же образом махараджадхираджа, который стал чакравартином, «вращающим колесо» правителем мира, должен соединить обод со ступицей спицами завоеваний и союзов и заставить царей внутри каждого круга мандала-раджи согласиться и примириться с новым, самоцентрирующимся мировым порядком.

Collapse )

Харша-Вардхана

Будто бы в противоречие теории, новый «царь царей», несмотря ни на что, решил сверкнуть мимолетной звездой. Была торжественно введена новая хронологическая эра, а это очень важный признак. Подданные отпраздновали «победоносное замыкание в круг четырех частей земли» (дигвиджайя). В начале VII века соперничество династий, которое, как грозовые облака, собиралось над Арьявартой еще со времен Гупты, начало рассеиваться. Сезон дождей, по всей видимости, откладывался. Северная Индия готовилась пережить последний расцвет доисламской империи.
26-07-2013_22·38·37
Из несомненно большого числа сасан, созданных Харша-Вардханой из Тханесара (и Канноджа впоследствии), сохранилось немногое. Одна надпись, которая когда-то, вероятно, была оттиснута на медной табличке, перечисляет прямых предков Харши. Его отец первым взял титул махараджахираджи, а брат первым назвал себя последователем Будды. Харша, видимо, унаследовал оба «звания», хотя буддийские симпатии не мешали ни его агрессивным планам, ни поклонению старым богам. К сожалению, данная надпись не может дать больше информации, и будь она и несколько монет единственными свидетельствами о Харше, он остался бы в истории очередным малоизвестным представителем династии.
К счастью, довольно сухое свидетельство сасаны дополнено двумя гораздо более информативными источниками. Один из них — Сюаньцзан, китайский монах и ученый, который с 630 по 644 год гостил в Индии, вдохновленный паломничеством Фа Сяня в священную землю буддистов, совершенным двести лет назад. Он вернулся в Китай, нагрузив двадцать лошадей буддийскими реликвиями, статуэтками и книгами, и составил впоследствии пространное описание Индии, которое сделал, скорее всего, по личным впечатлениям, кроме описаний крайнего юга.
Collapse )

Город майя

Город майя, обнаруженный путешественниками на высоком берегу Усумасинты, известен сегодня как Йашчилан (Яшчилан). Название города буквально означает «зеленые камни». Он расположен на мексиканском берегу реки, в подковообразной излучине, с трех сторон защищающей город от непрошеных гостей. Архитектура здесь довольно разнообразная, и в отличие от высоких храмов-пирамид Тикаля постройки Йаш-чилана достаточно скромны и по масштабности, скорее, напоминают сооружения Паленке. У большинства зданий толстые стены, множественные входы и, как в Паленке, характерные «мансардные» крыши с большими «гребнями», издалека напоминающими огромные голубятни. Многие здания украшали барельефы, причем вырезанные преимущественно на известняковых притолоках, в отличие от Тикаля, где притолоки были выполнены из дерева. Модели решил снять и увезти с собой несколько и для этого даже испросил разрешения гватемальского правительства. Удивительно, что эти дикие и удаленные места гватемальское правительство считало своими, даже не догадываясь, что руины Йашчилана принадлежат Мексике. Модели довольно быстро получил разрешение на вывоз, и теперь притолоки с иероглифами и сценами из жизни мифических героев можно увидеть в мексиканской галерее Британского музея.
17-07-2013_11·24·22
На четвертый день нахождения в Йашчилане, как раз в тот момент, когда рабочие вовсю очищали комплекс от зарослей. Модели узнал, что с запада приближается еще одна экспедиция - во главе с французским исследователем Дезире Шарне. Путешествие это спонсировали французское правительство и франко-американский табачный король Пьер Лорийяр, именем которого Шарне обещал назвать какой-либо вновь найденный город майя. Шарне, между прочим, стал всемирно известным основоположником историко-археологи-ческой фотографии. Он побывал и в Паленке, и в Ушмале, и в Чичен-Ице - всегда в компании с громоздким фотоаппаратом-обскурой и хрупкими стеклянными кассетами конца 1850-х годов. В эту же, свою вторую экспедицию он вновь взял фотографический, теперь уже более совершенный аппарат и был преисполнен желанием изготавливать модели зданий из папье-маше. Современный историк Дэвид Адамсон назвал его «подобием современного продюсера, отправившегося в джунгли со своей телевизионной бригадой».
Collapse )